Steppke und Karl(son) / Малыш и Карл(сон)

Автор пьесы — Попов Константин (с)2023
Режиссёр —постановщик — Александр Мамонтов

Действующие лица.
Павел(Павлик) Страницын — Вадим Романов, Клим Тиманов, Йохен Битюгов около тридцати лет, может больше, но выглядитмолодым, можно сказать мальчиком.

Гриша Глушаков. 35 лет. — Алексей Таубе, Кирилл Шевчук в юности играл в КВН, потом работала ведущим мероприятий вМоскве, после организовал агентство праздников, которое обанкротилось. У него куча долгов. Он старается добыть деньги любыми путями.

Марина Загитова — Светлана Лучко, Елена Марченко, бывшая актриса провинциального театра. Выглядит неплохо. Носит облегающие фигуру, уже немного вышедшие из моды платья. У Марины обеспеченный муж. У неё хороший дом с садомнедалеко от города.

Леночка Майер — Мария Симпсон, Фаталь Флэш, Анна Линдеманн актриса, которая никогда не играла в театре. Ещёстуденткой она стала в Москве содержанкой. Модница. Каблуки, лоферы, брендовые вещи и т.п.

Серафима Вернер — Вера Парахина, Ирина Бирман ЛГБТ — Борец за справедливость всех и вся. Маниакально аккуратна. Протирает стулья салфеткой перед тем как сесть на него, вилки и ложки перед едой и т.п. Старается одеваться безупречно, но видно, что она не может позволить себе много.

Эммануил Карлович — Александр Мамонтов, Заслуженный деятель культуры Польши. Старый театральный деятель. Много пьет. На животе кнопка как у Карлсона из сказки.


Утро. Строительная люлька на фасаде дома. Павел в рабочей одежде красит фасад дома.
Павел. Родина. Что такое родина? А что такое «я»? Кто такой я, и почему мое «я» должно быть привязано к какому-то одному месту? Ведь я один такой, а мест — и красивых и некрасивых — миллион. Конечно, у меня есть воспоминания, связанные с местом, где я родился, но у меня есть много воспоминаний, связанных с местами где я не рождался, а просто бывал счастлив.
Но когда мне очень, очень плохо на душе, я вспоминаю не 4-ю городскую больницу в г.Самаре, а я представляю себя в норе хоббита Бильбо. Горит камин, Бильбо шуршит пером по бумаге, и, не отрывая глаз от написанного, спрашивает: “Малыш, а не попить ли нам чаю с малиновым вареньем?” Эти воспоминания гораздо счастливее, чем, например, воспоминания о моей школе или службе в армии. Они греют душу, как хороший коньяк. Как стихи Мандельштама, сгнившего в лагере Родины. Как стихи Пастернака, жившего и умершего в осуждении любимой Родиной.
И еще — если говорить о Родине и о себе, то что важнее — я или место где я родился? Я могу написать хорошую книгу, снять фильм, сочинить песню, и люди, которые это прочитают, увидят, послушают, станут чуть лучше, чуть добрее, веселее.
А что может место, где я родился? Даже не знаю.Наверное, ничего. Тогда зачем мне умирать ради места, где я родился?
А люди, как же люди? Все те прекрасные люди, что олицетворяют твою Родину?
Родственники, друзья, знакомые — талантливые юноши и прекрасные девушки?
Кто их защитит?

Так ведь на них никто не нападал. Мои друзья и знакомые все живы и здоровы.
Веселятся на праздниках, работают на работах, ловят рыбу, охотятся на бобров.
Говорят бобер может быть очень жестоким и сильным, опасным зверем, если его загнать в угол и угрожать жизни. Он может укусить, а зубы у него страшные. Он ими березы валит. Рассказывают, что один бобёр укусил охотника за ногу, разрезав зубами ему бедренную артерию.
Так же глупо было бы думать, чтобобёр пойдет на территорию другого бобра, залезет к нему в нору и нападет на своего соседа, чтобы тот, не дай бог, в ближайшем будущем не сделал бы то же самое с ним.
Нет, конечно, у всех животных случаются территориальные войны. Но вот так, чтобы своей земли дофига, но соседу надо нагадить, порушить, прогнать, убить — это нет. А смысл? Защищать? Да. Нападать при угрозе жизни? Да. А от того, что накопил дофига и больше жира — не, я лучше в норе поваляюсь. Я не для того этот жир копил, чтобы его на глупости расходовать. Так думаю, рассуждал бы нормальный здравомыслящий бобёр.